Папаша

Недавно был у меня интересный случай. Приехал на вызов. Спускается молодой парень, подходит, и, явно смущаясь, обращается ко мне.

– Здравствуйте. Это я вас вызывал… Тут такое дело… В общем, батя у меня забухал, мать сестренку забрала, и к тетке уехала. Сказала, пока он не перестанет пить – не вернется. А он у меня такой… В общем, пока не закодируешь его – не перестает. Я его два дня уговариваю, еле получилось. А вот везти никто не берется. Отвезите, пожалуйста! Очень прошу! Я и заплачу вдвойне, и если что вдруг испачкает там, или еще чего – все компенсирую! Пожалуйста!

Возить пьяных не люблю, тем более таких, каким мне уже нарисовался папаша парня. Но пацана реально стало жаль. Согласился. Тот, обрадованный, убежал, а я пока постелил на заднее сиденье покрывало из багажника. Так, на всякий случай.

Отец у парня оказался как раз таким, каким я его и представлял. Всклокоченные волосы, борода, домашние «треники» с пузырями на коленках – не захотел, видать, переодеваться. В машину сел – амбре такое, что аж стекла запотевают. Почему-то закралась мысль, что уже и двойной оплаты на хочется. Но что поделать? Сказал – надо выполнять.

С горем пополам погрузились в машину, я открыл окна, врубил кондиционер, и мы поехали. 
Поездочка получилась еще та. Папаша на заднем сидении то и дело принимался нецензурно ругаться, то требовал от сына, чтобы тот налил ему. Парень, как мог, успокаивал отца. Каждые пять минут хотелось избавиться и от шумного пассажира, и от устойчивого тяжелого запаха в машине, но, глядя на умоляющее лицо парня, я  сдерживался.  

Закон подлости работает всегда. И в этот раз – не исключение. Машину закономерно остановили доблестные сотрудники ГИББД. 
Возможно, господам офицерам не понравился мой внешний вид. Возможно, они просто были не в настроении. Но проверку мне устроили по полной программе. Документы, лицензия, страховка. С документами у меня всегда все в порядке. Ну, думаю, сейчас поеду уже. Не тут-то было. Товарищи решили проверить ручник. И, видимо, чтобы посмотреть, насколько я хорошо умею ставить машину на ручной тормоз, один из них заглянул в салон.

С заднего сидения раздался громовой рев.
– Фамилия, боец!
Опешил я. Опешил сотрудник ГИББД. А парень просто прикрыл лицо руками. 
– Мужчина, вы что себе позволяете? – Надо отдать должное офицеру. Я бы, наверное, не сдержался. Но это, как оказалось, было далеко не все. 
– Мужчина? Ты как разговариваешь, салага?! – Стук моей отвалившейся челюсти был слышен, наверное, в проезжающих авто. А папаша тем временем нащупал ручку, не без труда открыл дверь, и выгрузился наружу. 
– Смир-р-р-рна! Фамилия! Батальон!

Я мысленно схватился за голову. Всклокоченные волосы, борода лопатой, в которой, кажется, даже застряли крошки, пузырящиеся спортивные штаны – и взгляд, мечущий молнии. Мой пассажир выглядел действительно грозно. 

Но более удивительной была реакция офицера. Он внезапно будто задрожал, вытянулся в струнку, и… отдал честь!
– Виноват, господин полковник! Не признал сразу!
Так сильно я еще не удивлялся никогда в жизни. 

Отпустили нас с извинениями. Беспокойный пассажир по дороге больше не бузил. Его сын щедро расплатился со мной по прибытии, и я отправился дальше работать. 
А полковника я видел потом, когда приезжал в ГИБДД по делам. Представительнейший мужчина, солидный и грозный. Вот ведь, какие разные люди бывают!